counter?id=2204607;js=na О происхождении железной руды в океане
logo
logo

При помощи подводного телевизора, опущенного на глубину более 500 метров, мы осматриваем подводный склон острова Милос в Эгейском море. Над нами подшучивают: «Что, руку Венеры Милосской надеетесь найти?» Нет, мы ищем не руку всемирно известной статуи. Мы изучаем вулканические острова Греческого архипеллага. Милос, Серифос, Нисирос... а вот, наконец, и знаменитый Санторин, или Тира. Сантироон — это вулканический остров. Даже не остров, а вулкан. Ведь когда несколько тысяч лет тому назад Плутон так «чихнул», что произошел огромной силы взрыв, большая часть этого древнего вулканического острова взрывом была вначале приподнята в воздух, а затем с величайшим шумом опустилась в море. Так, по одной из версий, была уничтожена целая народность, целая культура. Так, якобы, скрылась под водой Атлантида.

Сейчас на острове Санторин тоже живут люди. Живут мирно. Выращивают виноград и маслины, делают вино и масло. И от туристов нет отбоя. Ну, а нас привлекли сюда не. южные красоты, а последствия того древнего вулканического извержения, оставившего в Земле глубокие трещины. По этим трещинам вот уже на протяжении нескольких тысяч лет продолжают подниматься и изливаться в бухты и лагуны острова Санторин горячие воды — гидротермы.

Гидротермы выносят из глубин земной коры много металлов, в первую очередь, железо и марганец. Железа так много, что в водах у выходов гидротерм вода сплошь насыщена его ржавыми хлопьями. Эти хлопья со временем осаждаются на дно, и там образуются мощные рыжие пласты полужидких железных илов. Со временем эти илы уплотняются, и из них образуется слой железистых осадков. За миллион лет на дне накапливаются очень обширные и мощные пласты железистых осадков. Это уже железные руды вулканического происхождения.

Вулкан Санторин — очень удобный объект для изучения процессов формирования железных руд. Железо там накапливается в лагуне, со всех сторон почти кольцеобразно окруженной небольшими островами. Здесь нет сильных штормов. Руда залегает на небольших глубинах, и ее можно изучать даже из шлюпки.

Вынос железа, марганца и других элементов с гидротермами осуществляется в океане на глубинах 2—5 тысячи метров, поэтому их изучать непосредственно мы можем лишь с подводных лодок, способных выдерживать давление в 500 атмосфер. Таких лодок у океанологов пока еще очень мало, поэтому чаще спускаются на такую глубину приборы. Оказалось, что самое большое поле железистых осадков, вынесенных из недр Земли гидротермами, находится в области Тихоокеанского срединно-океанического хребта в районе острова Пасхи. Эта часть хребта называется Восточно- Тихоокеанским поднятием.

В морях и океанах такие, руды, которые были бы уже сейчас пригодны для выплавки из них железа (его должно быть не менее 40 процентов), пока не обнаружены. Зато найдены осадки, содержащие, около 20 процентов железа. Они накапливаются на малых глубинах на шельфе Африки, у устьев крупных тропических рек (таких, как Конго, Нигер, Кунене, Санага)... Эти реки выносят с суши очень много растворенного железа и его хлопьев. При смешивании речной воды с морской железо быстро выпадает на дно. Там, где в донном иле много экскрементов (мы их называем копролитами) донных рачков, червей, моллюсков, железо пропитывает эти копролиты и со временем из них образуются очень твердые железистые «горошинки» величиной около одного миллиметpa. Если таких «горошинок» (псевдоолит) очень много, то это уже — псевдоолитовая железистая руда. Изучив такие осадки и руды в океане, мы легко можем узнать, каким образом накопились такие древние псевдоолитовые железистые руды, как, например, керченские, из которых в настоящее время добывается много железа.