counter?id=2204607;js=na Что уничтожает известковые частицы на больших глубинах
logo
logo

Что уничтожает известковые частицы на больших глубинах

Да, в глубоководных частях океанов кладбища скеле­тов и раковин морских организмов отсутствуют полно­стью, хотя известно, что и в воде, и на самом дне оби- ет много разных организмов с известковым скелетом. Эти скелеты после отмирания организмов должны падать на дно. И они падают, но в осадках их нет. Почему? Эта загадка ошеломила первых морских исследователей, ко­торые совершали свое знаменитое кругосветное путеше­ствие на английском судне «Челленджер». Вместо рако­вин, костей и скелетов исследователи неизменно достава­ли со дна один и тот же таинственный осадок, очень жирный наощупь и сильно вязкий, но неизменно окра­шенный в шоколадный цвет, отчего назвали исследовате­ли этот таинственный осадок «красной глиной».

Красная глина покрывает одну треть дна Тихого оке­ана и одну четвертую часть дна Атлантического и Ин­дийского океанов —это десятки и даже сотни миллионов квадратных километров. Она распространена на глуби­нах свыше 4,5—5 километров, но полностью отсутствует в глубоководных желобах, имеющих глубину до   кило­метров. Красные глины окрашены в шоколадный или ко­ричневый цвет потому, что содержат очень много окис­лов железа и марганца (вспомните цвет ржавчины и мар­ганцовки).

Загадка необычного распространения и необычного состава красных глин была разгадана океанологами пос­ле того, как они хорошо познакомились с физическими и химическими свойствами... кальцита. Этот минерал, как оказалось, хорошо растворяется в хо­лодной воде, особенно при высоких дав­лениях. На больших глубинах океанов вода очень холодная, ее температура плюс один — минус один градус. Дав­ление же через каждый километр воз­растает на  00 атмосфер. Таких низких температур известь (кальцит) не выдер­живает. Холодная вода быстро разъедает и растворяет осевшие на дно известковые частицы подобно тому, как растворяются остатки рыб и кости млекопитающих, со­стоящие из фосфатов кальция. В них на дне остается только очень незначительная нерастворимая минеральная часть, она и составляет основую массу красной глины.

Речные взвеси, которые в таком большом количестве выбрасываются реками в океан, отлагаются вблизи бе­рега и на материковом склоне, а впадин, где распростра­нены красные глины, практически не достигают. Лишь терригенные частицы, переносимые ветром, или частицы, прилетевшие из космоса, выпадают в океан над полями красных глин и осаждаются на дно. Но таких эоловых и космических частиц в красных глинах тоже мало.

Красные глины на дне образуются там, где отлагает­ся и сохраняется очень мало осадочного вещества, — за тысячу лет образуется слой меньше одного миллиметра. При таких низких темпах осадконакопления в красных глинах химическим путем из морской воды, а также из воды, пропитывающей глину, образуются многочислен­ные новые минералы, богатые водой и кремнием или же­лезом и марганцем, — так называемые цеолиты и микро- конкреции марганца. Площади залегания красных глин— излюбленные места образования железо-марганце­вых конкреций. Поэтому геологи, когда ведут раз­ведку конкреций вначале начинают искать места рас­пространения красных глин.

Красные глины —это настоящие кладовые минераль­ных ресурсов. Помимо железо-марганцевых конкреций, представляющих собой прекрасное сырье для получения никеля, кобальта, меди и марганца, они сами по себе мо­гут быть использованы человеком как полезное ископа­емое, так как очень богаты алюминием и различными микроэлементами.

В красных глубоководных глинах практически нет из­вестковых органических частиц, но в них много остатков организмов, имеющих кремнистый скелет, — радиолярий, диатомовых водорослей.

Чем дальше от экватора к полюсам залегают глины, тем больше в них и содержится остатков диатомовых во­дорослей и меньше радиолярий. В высоких широтах кремнистых частиц много не только в красных глинах, но и в других типах осадков, зато остатки организмов с известковым скелетом там даже на средних и малых глубинах зачастую отсутствуют полностью. Иными сло­вами, остатки одних организмов наблюдаются у эквато­ра, а других — в высоких широтах. В чем тут дело?