counter?id=2204607;js=na Отчего рвался телефонный кабель на дне океана
logo
logo

В ту пору, когда еще не было радиосвязи, но уже существовал телефон, по дну Атлантического океана на глубинах три-пять километров был проложен кабель, соединивший телефонной связью Старый свет с Новым. Но через некоторое время связь вдруг стала часто прерываться. Хозяева телефонных компаний вынуждены были снаряжать и посылать в океан корабли, чтобы поднимать со дна кабель и проверять его. Выяснилось, что во многих местах он был как бы перерезан какой-то неведомой силой. Кто (или что) режет подводный кабель? Владельцы компаний обратились с этим вопросом к океанологам.

Телеграфный кабель в океане укладывался в середине прошлого века, то есть тогда, когда еще не было достаточных сведений о рельефе дна и о глубинных течениях. Поэтому укладчики кабеля работали вслепую. Их работу можно было бы сравнить с работой вертолетчиков, если бы те, не зная рельефа горных хребтов, поднялись на высоту пять-семь километров и в сильнооблачный период пытались проложить с вертолета кабель из Средней Азии в Индию через Гималаи. Такие «подводные Гималаи» — горы, впадины и долины с крутыми и обрывистыми стенками — на дне океана и были обнаружены, когда океанологи стали выискивать причины разрыва кабеля.

Но не только крутые и обрывистые их склоны были причиной. Основным бедствием оказались подводные оползни ила, а также грязевые подводные потоки, иногда образующиеся на дне морей и океанов. В большинстве случаев в океанах илистый материал течениями выносится за пределы шельфа и начинает накапливаться на материковом склоне. Такие донные илы содержат 60 — 80 процентов влаги, то есть являются полужидкими или очень мягкими. В спокойной обстановке они могут долго лежать неподвижно. Но если их потревожить, они начинают ползти вниз — образуется подводная лавина, подобная снежной лавине в горах. Она настолько стремительно движется вниз по склону, что сметает все на своем пути. Лавина возмущает воду, образует мутный, или так называемый мутьевой поток, который продолжает с большой скоростью двигаться и после того, как основная масса сползшего вниз по склону ила уже легла у подножья склона. Скорость и энергия мутьевого потока порою настолько велики, что он преодолевает путь в тысячи километров.

Оползни и мутьевые потоки чаще всего образуются во время землетрясений. Но иногда огромные массы ила сползают и под действием собственной тяжести. Если ил очень жидкий, то в нем сила сцепления частиц настолько мала, что он начинает ползти вниз даже при наклоне дна не более одного градуса.

Оползни иногда приобретают огромные масштабы. Так, в 1923 году в заливе Сагами у Токио в результате землетрясения в один миг сползло 70 млрд. кубических метров ила с площади 60 квадратных километров. В результате в одних местах дно подводного каньона, по которому устремился оползень, углубилось на 590 метров, в других стало на 250 метров мельче. Но главная масса сползающего и взмученного ила в виде грязевого и мутьевого потока устремилась на самые большие глубины, в Японский желоб. Глубоководные желоба, как читатель

уже знает, расположены по окраинам океанов. И это прекрасные ловушки оползневого и мутьевого материала. В них порою накапливаются толщи илов мощностью в несколько километров. Желоба в таких случаях имеют идеально выровненное горизонтальное дно и поперечную форму в виде корыта.

Сильно развиты оползни и мутьевые потоки в Черном море. У подножья материковых склонов здесь на глубине около двух километров из сползшего ила образуются целые горы, а захваченные мутьевыми потоками пески от Керченского пролива или от устья Дуная достигают противоположного края Черного моря. На ровном дне впадины моря - они образуют сплошные слои мощностью более одного метра.

Мутьевые потоки иногда зарождаются во время цунами, сильных штормов или даже просто тогда, когда мутные речные воды и течения направляются прямо в глубоководную часть морей или океанов, особенно, если они попадают в подводные каньоны.

Мутьевые потоки и оползни — основной «вид транспорта» терригенного материала, выносимого реками с суши в океан. Они образуются почти во всех океанах и морях, но максимально развиты в основном там, где много рек и в море поступает много глинистых частиц. Мутьевые потоки не затухают у подножья склонов. Их сила такова, что над ровным дном они распространяются на сотни и тысячи километров и только по мере затухания его энергии взмученный материал начинает выпадать из воды на дно. Вначале выпадают крупные и тяжелые песчаные частицы, затем менее крупные — алевритовые, а в последнюю очередь — самые тонкие глинистые частицы. Поэтому на дне образуются так называемые сортированные прослои: слой песка, слой алеврита, а на них — слой глинистого ила. Так как мутьевые потоки распространяются на большие площади, то перенесенный ими тонкий материал постепенно заполняет все впадины океанов, особенно по их периферии. Со временем во впадинах накапливаются тонкие глинистые осадки, идеально выравнивающие поверхность дна. Образуются так называемые аккумулятивные равнины.

Аккумулятивные, равнины расположены в самых глубоких частях впадин. Такими идеальными равнинами являются, например, дно Черного, Тирренского и Саргассова морей, Ангольской, Бразильской и Северо-Американ- ской котловин в Атлантическом океане. По площади эти равнины так велики, что и на суше им нет аналогов, превосходят даже Западно-Сибирскую низменность. И по «равнинности» они куда более идеальные. Если бы океанские равнины были освобождены от воды, то это были бы самые идеальные площадки для аэродромов или для гонок самых быстроходных автомобилей.

Равнины предельной аккумуляции заполнены обычно глинистыми илами, иногда с прослоями песков и алевритов. Но ведь мы знаем, что на дне образуются и другие типы пород, например, известняки, к которым относится обыкновенный, хорошо знакомый нам писчий мел.