counter?id=2204607;js=na Отчего происходит массовая гибель рыбы
logo
logo

Велик и прекрасен океан! Все, казалось бы, в нем устроено хорошо и развивается гармонично. Это и понятно, ведь возраст водной оболочки Земли — миллиарды лет. За такой долгий период эволюции все в ней должно было «притереться», прийти в соответствие. Мы часто наблюдаем такое соответствие, ощущаем эту гармонию. Светит солнце, дует бриз, шумит, дышит море. Все хорошо. И вдруг... Море изменяет свою окраску — из голубого и синего превращается в зеленое, коричневое, а то и красное. Что-то происходит противоестественное. Вот и рыба выскакивает из воды, высовывается, пытаясь спастись, но гибнет в чуждой для нее атмосферной среде. Гибнет тысячами, миллионами штук. Мертвые тела рыб перебрасывает туда-сюда, выносит на берег, они сплошь устилают дно. Как тут не вспомнить известную сказку про Эгле — «королеву ужей»: «Если жив ты, пусть набежит белая пена, если мертв, пусть набежит красная пена. И зашумело, заволновалось море. И набежала красная пена».

В книге «Тайны океана» ее автор, Н. Н. Горский, передает такую же картину. В 1789 году Баренцево море было сплошь покрыто мертвой пикшей и сайдой. В 1882 году в районе течения Гольфстрим погибло более 50 млн. рыб. Рыба гибнет у берегов Перу, Южной Африки, в Мексиканском заливе и во многих других местах.

Массовая гибель рыбы это катастрофа, в первую очередь, для рыбаков-промысловиков. Во вторую — для самого моря или океана. Если на дно падает много мертвой рыбы, то в результате сильного ее гниения у дна исчезает кислород, а это ведет к гибели и донных организмов.

Бедствие это известно людям давно. Очевидно, о нем говорится и в Библии — в главе 7-й «Исхода» написано: «И вся вода в реке превратилась в кровь; и рыба в реке вымерла, и река возсмердила, и Египтяне не могли пить воды из реки» (имеется в виду река Нил).

В настоящее время тайна массовых заморов рыбы начинает проясняться. Чаще всего их вызывает очень интенсивное цветение некоторых видов фитопланктона, особенно динофлягеллят. Иногда это происходит также и при сильном скоплении диатомовых водорослей, жгутиковых, бактерий, мелких рачков («красный прилив»). Но, как оказалось, рыба гибнет не из-за чрезмерного скопления фито- или зоопланктона, и даже не от отсутствия кислорода или понижения температуры или солености. Она погибала в основном от вредных выделений, производимых планктоном.

Почти все организмы выделяют в воду особые вещества. Они называются одним именем — метаболиты (или энзимы). Эти вещества неодинаковы у разных организмов и по-разному влияют на другие организмы: или стимулируют их развитие, или притормаживают, или даже убивают. В случае положительного влияния метаболиты привлекают к себе другие организмы. Образуются гормональные сообщества, обитающие в определенных условиях. С появлением в сообществе организмов, которые выделяют в воду неприятные метаболиты, сообщество распадается, а если они выделяют губительные вещества (яды), то наступает смерть.

Водоросли, благодаря тем или другим выделяемым ими веществам, могут благоприятно или неблагоприятно влиять на развитие зоопланктона. Если, например, к поверхности моря поднимаются водоросли кокколитофори- ды (море становится, как говорят рыбаки, «молочным»), то это благоприятствует скоплению зоопланктона и вылову рыбы. Если же появляется водоросль Rhizosolenia, то зоопланктон от нее старается уйти, а если уйти не удается, погибает.

Во время «красного прилива» рыба гибнет, очевидно, от яда, выделяемого в воду динофлягеллятами. Его в воде в период «прилива» так много, что даже при слабом дуновении с моря он с парами и брызгами морской воды приносится на берег и раздражает слизистую оболочку дыхательных путей человека.

Однако полностью тайна «красного прилива» еще не разгадана и средств борьбы с ним пока не найдено.

Влияние одних организмов на другие в океане настолько существенно, что сейчас изучать гидробиологию без детального изучения биохимии и окружающей среды просто невозможно.

Кроме «красного прилива» есть еще одна причина массовой гибели рыбы. Если фитопланктона очень много, его отмершие клетки так интенсивно осаждаются, что на дне. образуются сплошные слои органических (сапропелевых) осадков. Органическое вещество начинает сильно разлагаться, зачастую используя весь кислород, содержащийся в придоннных слоях воды. Тогда появляется сероводород. Он поднимается все выше, и выше, и, наконец, вся водная среда становится губительной для рыбы. Наступают массовые ее заморы.

Заморы случаются и тогда, когда меняется направление течений и вода перестает перемешиваться, застаивается. В таких условиях сильно расцветают динофлягелляты (особенно гимнодиниум и гленодиниум) — в одном литре воды содержится до 100 млн. клеток водорослей. Вскоре водоросли отмирают, начинается массовое их гниение. Верхний метровый слой превращается в коричневую кашицу, поверхность воды покрывается пенистой слизью. Погибают рыбы, головоногие моллюски, млекопитающие, птицы. Скапливаясь на дне и у берега, они тоже гниют, и в воде еще больше появляется сероводорода. После полного разложения отмерших организмов на дне остается масса чешуи рыб, костей млекопитающих и птиц, которые мы обнаруживаем в донных осадках.

Такие массовые заморы рыбы происходят обычно в зоне шельфа у Намибии, Перу и Чили, где из глубин поднимаются холодные и богатые питательными солями глубинные воды, приток из вызывает бурный расцвет фитопланктона. За последние 150 лет было отмечено более десяти таких заморов у берегов Южной Африки, Перу и Чили.

Таким образом, как читатель может видеть, в океане, как и на суше, могут быть «урожайные» и «неурожайные» годы, районы богатые рыбой, бедные или даже пустынные. Все это, несомненно, влияет на добычу морских продуктов и, в первую очередь, на вылов рыбы.