counter?id=2204607;js=na Чем привлекает остров Пасхи
logo
logo

Мы мчимся на стареньком джипе по острову Пасхи. Джип напоминает нам знаменитую «Антилопу-Гну» из известного произведения Ильфа и Петрова «Золотой теленок», он такой же старый и такой же «быстроходный», как «Антилопа». Но мы довольны. Мы обгоняем одного «жокея», второго, третьего... «Жокеи» — это участники нашей экспедиции, которые, чтобы осмотреть как можно большую территорию острова, арендовали у местных жителей лошадей и едут верхом. Вот смешно сидящий и неравномерно подпрыгивающий на непослушной старой лошаденке известный океанолог Ивар Мурдмаа. Помахав ему рукой и крикнув: «Давай, Ивар, давай!», «выплюнув» очередную порцию дыма, мы вырвались, наконец, вперед. Хорошо все-таки, что нам удалось арендовать джип, хотя за него пришлось нам отдать почти все свои запасы зубной пасты, туалетного мыла, одеколон, сувенирные монеты, поскольку так получилось, что мы не смогли получить здесь положенную нам чилийскую валюту (остров принадлежит Чили).

А вот и первая цель нашей поездки — старый конус давно потухшего вулкана. Правда, интересовал нас не сам вулкан. Мы хотели увидеть мастерские древних жителей этого острова, в которых они каменными орудиями выдалбливали из вулканических скал гигантские всемирно известные длинноухие статуи. Статуи были везде: и на крутых склонах, и внизу на равнинах, и на берегу моря. Одни из них торжественно торчали из земли, другие были повалены, третьи только-только намечены в твердой скале для последующего выдалбливания. Собрав здесь нужные нам для научных задач образцы пород, мы двинулись дальше — в бухту Анакена, хорошо известную тем, кто интересуется исследованиями норвежского путешественника Тура Хейердала. Именно в этой бухте он поднял и поставил вертикально самую большую десятиметровую статую длинноухого Кон-Тики. Кон-Тики находился на обратной стороне острова. Таким образом, мы объехали по всему его периметру в поисках редких образцов пород и остатков живой фауны

В бухте Анакена мы выкупались. Вода оказалась для этих широт очень холодной. Остров Пасхи находится примерно на той же широте, что и знаменитый курорт Майами, только с другой стороны экватора, в юго-восточной части Тихого океана. Это одиноко торчащий, как тонкая и высокая башня, вулканический остров. Он «посажен» на срединно-океанический хребет (на так называемое Восточно-Тихоокеанское поднятие) и возвышается над ним более чем на четыре километра. Над поверхностью воды остров возвышается на 500 с лишним метров. Он один-единственный на площади океана в миллионы квадратных километров. Но этот, казалось бы, затерявшийся в водных просторах остров, знаменит древней полинезийской культурой.

Площадь острова — 65 квадратных километров. Его название объясняется тем, что он был открыт в  722 году голландцем Я. Рогвеном в день Пасхи. Местные жители называют его Рапануи, а в легендах и древних рассказах он называется Те-Пито-а-те-Хенуа, что значит «Пуп Земли». В связи с тем, что вокруг Пасхи не было других населенных пунктов и его жители вели совершенно изолированный образ жизни, они и считали свою землю Пупом Земли. Тур Хейердал оправдывает такое название тем, что «остров Пасхи с его развитой культурой предстает перед нами краеугольным камнем в древней истории восточной части Тихого океана».

Среди народов Полинезии существует много разных легенд, в том числе и легенда о том, что в Тихом океане некогда существовали крупные острова, даже сухопутные мосты, соединявшие Австралию с Южной Америкой. Так якобы существовал некий материк под названием Пацифида, но затем он раскололся и погрузился в пучины океана. В легендах говорится также, что остров Пасхи был большой землей. Но затем бог Увоке рассердился, разрушил большую часть острова и погрузил его в океан. Современный же остров — это небольшой клочок того, что когда-то здесь было.

Морские геологи начали поиски обрушившихся в океан частей острова. Изучением геологического строения Восточно-Тихоокеанского хребта и, частично — острова Пасхи, занималась и наша экспедиция на судне «Дмитрий Менделеев» в  972 году. Но никаких таких признаков, говорящих о погружении больших частей острова в пучины океана, мы не обнаружили. Остров Пасхи — типичный потухший вулкан, имеющий такое же строение, как и другие вулканические острова. Он находится на срединно-океаническом хребте, а мы знаем, что такие хребты — интенсивные центры землетрясений. Во время землетрясений остров Пасхи, конечно, мог расколоться и отколовшиеся части могли обрушиться в океан. А поскольку подводный склон острова очень крутой, такие обломки не могли задержаться на малых глубинах, они должны были обрушиться на самое дно океана.

Остров Пасхи необычайно интересен с археологической точки зрения. Если он удален от ближайших материков и населенных пунктов на тысячи километров, то каким образом там оказались люди?

Откуда они туда пришли, каким образом?

Тур Хейердал считал, что на самодельных лодках и плотах приплыли из Южной Америки. Он построил лодку-плот «Кон-Тики» и под самодельными парусами из Перу дошел до островов Туамоту в Полинезии, тем самым доказав, что задолго до появления лодок и кораблей южноамериканцы могли расселяться по океанским островам.

Затем Тур Хейердал посетил остров Пасхи и описал местную народность, их культуру. Мир с увлечением читал его книги «Путешествие на «Кон-Тики» и «Аку-Аку», где он описал свои наблюдения. Он утверждал, что гигантские статуи длинноухих людей, которые расставлены по всему острову,— это творение высокоразвитой в культурном отношении группы людей — жителей острова с искусственно растянутыми ушами. Эта группа подчинила себе другую группу людей,  С короткими ушами, и сделала их своими рабами. Однажды рабы восстали, уничтожили всех длинноухих и повалили почти все их гигантские памятники. Таково мнение Т. Хейердала. С ним не согласился участник нашей экспедиции профессор Ф. Кренделев, написавший книгу «Остров Пасхи». Ф. Кренделев утверждает, что длинноухие статуи были повалены сильным землетрясением, очаг которого находился глубоко в недрах срединно-океанического хребта под островом.

Споры о многих явлениях на острове Пасхи не затухают. Ученые продолжают интенсивно изучать как сам остров, так и его население. Вот и мы, нагрузившись большими рюкзаками с геологическими образцами, уставшие от сильных впечатлений, тепло попрощались с местными жителями и с нашими коллегами — океанологами