counter?id=2204607;js=na Концепция «полюсов роста»
logo
logo

Концепция «полюсов роста» стала основой для целого ряда важных исследований в региональной теории. В частности, в 1966 году французский экономист Пьер Моран предпринял попытку сконструировать пространственную экономическую теорию. Экономическое пространство представлялось им как совокупность расстояния, пространства и группы мест. Этот теоретический «переход» П. Морана заполнил «нишу» между понятием экономического пространства и понятием региона.

Как уже отмечалось, наряду с Ф. Перроу важный вклад в становление региональной науки внес его ученик, французский экономист Ж. Будвиль, которого по праву можно считать соавтором этой теории. В работе «L'espace et les poles de croissance» (1968) он сделал вывод о том, что пространство и регион не являются синонимами, экономический регион прерывен, ограничен - в отличие от непрерывного экономического пространства. Ж. Будвиль предложил определение региона как конкретного экономического района, определенного на основе географического пространства (почва, климат, ландшафт), математического пространства (абстрактное пространство, выражающее отношения между независимыми переменными без учета географического положения) и экономического пространства (применение математического пространства к географическому). Недостатком концепции Ж. Будвиля является то, что она не учитывает реальной специфики территорий, так как выносит потенциал развития за рамки региона, что, однако, не уменьшает заслуги автора, подготовившего географическую почву для функционального понятия и объединившего пространство и функцию общим свойством - полярностью.

С теорией полюсов роста тесно связана и концепция осей развития французского экономиста П. Потье, дополнившего исследования Ф. Перроу и Ж. Будвиля. По его мнению, развитие передается между важнейшими промышленными центрами по главным транспортным каналам. По мнению ряда ученых, развитие концепции П. Потье позволит значительно продвинуться в развитии современной региональной теории, поскольку она помогает связать влияние транспортной сети, теории урбанистической иерархии и центров роста.