logo
logo

Земная кора растрескивается в местах стыка литосферных плит. Образовавшиеся трещины проходят через все океаны, а местами и через материки. Под океаном дно (кора) раздвигается, трещины расширяются, образуются глубокие щелеобразные. и вытянутые вдоль хребта долины — рифты. Расплавленное вещество мантии — магма, находящаяся в недрах Земли под большим давлением, выжимается из недр и заполняет трещины. Если источник лав очень мощный и она не перестает поступать в течение длительного времени, то на месте трещин из лавы образуются высокие вулканические горы или даже вулканические острова (такие, как Азорские, острова Зеленого Мыса, Исландия и др.).

Глубина рифтовых долин относительно гребней срединно-океанических хребтов — около одного километра, иногда больше, иногда меньше. Дно в этих долинах в большинстве случаев находится на меньшей глубине, чем дно примыкающих к срединно-океаничеоким хребтам ровных участков океана, в редких случаях оно находится ниже. Наиболее глубокие рифтовые долины образуются там, где скорость раздвижения расколовшихся плит средняя, два-пять сантиметров в год. Если скорость очень велика (больше пяти-девяти сантиметров в год), то образующиеся трещины быстро заполняются магмой и вместо долин образуются даже выпуклости. К такому типу срединных хребтов принадлежат Восточно-Тихоокеанское поднятие (часть срединного хребта южнее Галапагосских островов и острова Пасхи в Тихом океане). В этих районах наиболее быстро образуется («прирастает») новая земная кора.

В связи с тем, что земная кора разрастается почти исключительно в рифтовых долинах, эти долины часто называют «центрами разрастания». Это зоны, наиболее интересные для изучения. В 1982 году в районе хребта Рейкьянес провела свои исследования советская экспедиция на судах «Академик Мстислав Келдыш» и «Рифт». На борту этих судов находились подводные лодки «Пайсис». На них советские акванавты совершили 32 погружения на гребень срединного хребта. Они работали на глубине 1800 — 2130 метров. Были отсняты тысячи метров фотопленки, на магнитные ленты записаны рассказы последователей-геологов, сделаны тысячи метров телезаписей. «Щупальцами» лодок отобраны сотни образцов твердых пород.

При помощи механической руки «Паисиса» акпанавты поднимают со дна и кладут в специальную сумку-корзину морского ежа.

В южной части Срединно-Атлантического хребта в это же время с борта судна «Профессор Штокман» спускались телевизионные и фотоустановки, осматривалось и изучалось с их помощью дно, дополняя увиденное акванавтами с бортов подводных лодок на хребте Рейкья- нес. Так, шаг за шагом, ученые проникали в тайны «кухни Плутона», на которой «выпекаются» участки новой, вулканической земной коры.

Рифтовые долины тянутся вдоль хребтов по центральной их части. По обе стороны долин высятся сложнейшей конфигурации горы, приподнятые вдоль трещин вулканические блоки, лавовые «наплывы». Иногда угол наклона таких гор достигает 50 — 80 градусов, некоторые стенки бывают даже отвесными. В одном из таких районов с очень сложным строением дна — у Азорских островов — на глубине 2800 метров застряла подводная лодка «Алвин» с французскими и американскими акванавтами на борту. Вот как описывается этот драматический момент в книге ученых-исследователей Клода Риффо и К. Ле-Пишона «Экспедиция «ФАМОУС».

«Раздался голос акванавта Джека Донелли: «Кажется, нам не... всплыть. Нас заклинило в трещине». Трещины. Перед каждой из них останавливался Аппарат. Прицеливался. Медленно продвигался между вертикальными стенками. «Джек, нам не подняться»,— произнес спокойным тоном Билл Брайан. Джек Донелли, припавший к иллюминатору, уже и сам понял, что ни продувка балластной цистерны, ни включение винта вертикального подъема не дали никакого результата. Между бортами аппарата и стенами расщелины было, на первый взгляд, не меньше метра. Теоретически не существовало причин, мешающих всплытию. И тем не менее... Прошло два часа. Сверху, с надводного корабля, спросили, удалось ли продвинуться вперед, назад, вверх. «Всего на дюйм» — последовал ответ. Скрежетала обшивка судна, крошилась порода, но «Алвин» не двигался. Он попал в западню. Самым серьезным и неприятным для трех узников-акванавтов, находившихся в этой подводной лодке, было то, что они не знали, в какое именно место аппарата базальт вонзил свои «клыки» и насколько крепко он его держит». Акванавтам повезло: после долгой борьбы с «клыками» базальтов им все же удалось высвободиться.

На образование новых порций земной коры в пределах рифтовых долин ежегодно поступает из недр около 56 млрд. тонн базальтового вещества. Это примерно в три раза больше, чем количество твердого вещества (взвеси), которое выносится с континентов в моря и океаны реками. Поступление магмы из недр происходит в таких колоссальных масштабах, в которые даже трудно поверить. За все время существования современных океанов — 150 млн. лет —на поверхность нашей планеты только в океанах было извергнуто из недр Земли 8,4-1025 граммов лав и базальтов. Если всю массу этого вещества равномерно распределить по поверхности нашей планеты (площадь 510 млн. кв. км), на каждом квадратном метре за миллион лет накопилось бы 1647 тонн.

Прирост земной коры колоссален. Если бы за всю историю Земли земная кора с такой скоростью возрастала, то она была бы значительно более мощной, чем сейчас. Однако этого не произошло. Не произошло потому, что в одних местах земная кора «прирастает», в других она... «исчезает». Исчезает в зонах так называемых глубоководных желобов.