logo
logo

Долго ли будут еще передвигаться литосферные плиты? Надолго ли хватит энергии, скрытой в мантии и ядре Земли? Как пишет А. С. Монин в своей книге «История Земли», гравитационная дифференциация «ядерного» вещества в Земле «осуществилась только на восемьдесят шесть процентов». Таким образом, четырнадцать процентов энергии еще осталось. Следовательно, литосферные плиты будут передвигаться еще долго, более сотен миллионов лет, и человечеству не грозит опасность, что оно окажется свидетелем «застойности» и покоя Земли.

Мороз. Сильный ветер и снег. Наш «Академик Курчатов» остался на севере Исландии — в порту Акурейри. Мы на крытой брезентом грузовой автомашине советской геологической экспедиции в Исландии едем на юг. Прижавшись друг к другу, пытаемся согреться. Проехали тридцать, шестьдесят километров. Кругом удивительный ландшафт — всюду, куда ни кинешь взгляд, невысокие, напоминающие копны сена высотой в 100 — 200 метров холмы и горки. Это потухшие вулканы. Наш проводник поясняет, что мы проезжаем по тому месту планеты, где пейзаж наиболее правдоподобно напоминает поверхность Луны. Именно здесь американские космонавты перед тем, как высадиться «а Луну, проходили специальную стажировку.

Наконец автомашина останавливается. Выходим. Видим какой-то покрытый снегом вал высотой около десяти метров. Проводник ведет нас в проход, обрамленный огромными глыбами черного застывшего базальта. Спускаемся на несколько метров и оказываемся... в огромном гроте. Через отверстия и щели между глыбами базальтов в него еле-еле пробивается дневной свет, залетают отдельные снежинки. Внизу — вода. От нее поднимается пар. Нам предлагают искупаться. На холодных глыбах базальтов раздеваемся и медленно залезаем в воду. Медленно потому, что вода на первый взгляд кажется очень горячей. Но тело к такой температуре скоро привыкает, и мы в этом подземном царстве легко плаваем и даже ныряем. Ловлю себя на том, что в памяти возникают то и дело легенды о подземных нимфах и богах — уж очень все кажется нереальным.

Нас ожидал в этой стране и другой сюрприз. Мы оказались у огромной раны в теле Земли — шириной в несколько сот или даже в несколько тысяч метров и высотой вертикальных стен в несколько сот метров. Эта гигантская трещина (вернее — система трещин) от Рейкьявика идет на север, в сторону Акурейри. Следовательно, и грот, в котором мы купались, и те конусы давно потухших, а также и ныне действующих вулканов, где тренировались первопроходцы Луны, находятся в зоне этого гигантского разлома. Разлом пересекает весь остров Исландия с юга на север и уходит далее в Норвежское море. Исландия как бы раскололась. Но почему?

Исландия — молодой вулканический остров. Он образовался, а точнее «вылез» из океана, всего несколько десятков миллионов лет назад. Вначале это был, очевидно, один вулкан или небольшая группа вулканов, расположенных на северном продолжении Срединно-Атлантического хребта. Этот хребет постоянно растрескивался, а в образовавшуюся трещину (рифтовую долину) интенсивно поступала из недр Земли раскаленная магма. Вулканы быстро росли. Наконец они извергли столько лавы, что образовалась огромная по площади вулканическая площадка, которая в один из моментов выросла так, что ее вершина оказалась выше уровня океана. Таким образом, Исландия появилась на стыке двух литосферных плит, разъезжающихся в разные стороны. Это часть поднявшегося из-под уровня океана срединно-океанического хребта. А гигантская продольная трещина, разделяющая остров на две половины, — не что иное как рифтовая зона, вышедшая из-под воды на дневную поверхность. Рифтовые долины, эти «живые раны» на теле Земли, в океанах прикрыты водной толщей. В Исландии эта «рана» водой не прикрыта, и ученые могут со всех сторон ее наблюдать и изучать, что делается, и очень активно.

Исландский рифт (так называют эту гигантскую трещину) и сейчас продолжает расширяться. Скорость раз- движения бортов рифта очень изменчива: в одном месте, они разъезжаются на несколько сантиметров в год, в другом — на несколько десятков сантиметров. Вдоль бортов рифтовой долины тоже образуются многочисленные небольшие трещины, куда тут же изливается лава и где образуются вулканы. В рифтовой зоне насчитывается более 200 молодых вулканических конусов, которые проявлялись как действующие вулканы в последние пять тысяч лет. Тридцать вулканов действуют и поныне, среди них такие известные, как Катла и Аскья.

Вблизи острова Исландия, где рифтовая долина погружается в водную толщу океана, вулканы извергаются и под водой. Один из таких подводных вулканов (который был позже назван Сюртсей) появился из-под океана в виде острова недалеко от Рейкьявика в 1961 году.

Именно к рифтовой зоне приурочены знаменитые исландские гейзеры. Гейзеры — источник неутомимого любопытства туристов. Каждый, кто бы ни приезжал в Рейкьявик, старается увидеть это чудо природы — долину Хверагерди, где много термальных источников. Знаменитые исландские гейзеры от беспрерывной работы немножко устали. Чтобы им помочь выбросить струю воды и пара на высоту несколько де.сятков метров, необходимо вылить в жерло несколько стаканов... мыла. Лишь после того, как мыло образует пленку и предохранит воду от непрерывного выделения пара, гейзер набирает нужную силу и «выстреливает», к удовольствию туристов, положенную порцию горячей воды.

Исландцы сумели поставить «чудеса природы» себе на службу. Из вулканических пород они строят дороги и дома, а на местах выхода термальных источников раскинулись огромные по площади тепличные сооружения. Благодаря им в любую погоду и в любое время года исландец может получить к столу выращенные тут, среди вулканов и ледников, овощи и даже апельсины и персики. А для прибывших в Исландию отдохнуть величайшее удовольствие доставляет поплескаться и понырять в теплом термальном бассейне, сооруженном под открытым небом в Рейкьявике. Имеются большие бассейны, и есть маленькие «бочки» с температурой на любой вкус — от 40 до 60 градусов, где, несмотря на снег и ветер, можно купаться и отдыхать.

Но прежде всего бесценен для геологов исландский рифт. Ведь это эталон очевидного раздвижения литосферных плит и прироста молодых участков земной коры на суше.