logo
logo

В древности плохо приходилось капитанам, которые либо еще не знали закона о приливно-отливных течениях, либо им пренебрегали. Оставив свой парусник наплаву у стенки пирса, они с удивлением через несколько часов обнаруживали его в искореженном состоянии, лежащим на сухой земле у этой же стенки. Вода, по которой они подходили на корабле к пирсу, ушла, исчезла.

Море может отступать на несколько сот метров или даже на несколько километров, а через несколько часов снова занимать свое прежнее место. Такие его отступления (отливы) и наступления (приливы) так много причиняли хлопот мореплавателям и торговцам, что они решили обратиться за помощью к ученым.

За раскрытие тайны приливов и отливов взялся Исаак Ньютон. Он условно предположил, что на поверхности Земли совсем нет суши и она сплошь покрыта водной оболочкой. Эта оболочка со стороны Луны под влиянием сил ее притяжения утолщается, образуя как бы гигантский флюс. Этот флюс (или «водная гора») все время направлен в сторону Луны. Но Земля вращается, поэтому «флюс», оставаясь направленным в сторону Луны, все время «съезжает» по поверхности Земли. Примерно за 24 часа он совершает путь вокруг всего земного шара.

С обратной стороны нашей планеты в результате действия центробежных сил системы Земля — Луна тоже образуется «флюс» и тоже совершает путешествие вокруг Земли. Таким образом, «флюс» (или прилив) дважды в сутки оказывается на одном и том же месте.

Позднее было рассчитано точное время повторяемости полусуточных приливов и отливов. Оно оказалось равным 6 часам 12,5 минутам. Сейчас об этом знает каждый моряк. У судоводителей имеются специальные таблицы, в которых указано, где и какой прилив и отлив.

По расчетам Ньютона, приливы и отливы должны были действовать, как часы. Но выяснилось, что это не так. Они то опережали составленный график, то отставали от него. Стали интересоваться почему. Отгадать эту загадку оказалось под силу французскому математику  П. С. Лапласу. В отличие от Ньютона, он представил Землю не в виде шара идеальной формы, а со всеми сложностями строения океанов, с неровностями дна, учел притяжение не. только Луны, но и Солнца. Лаплас представил прилив не «флюсом», а бегущей волной.

Луна и Солнце как будто невидимыми ниточками связаны с нашей Землей. Они «дергают» Землю, заставляя водную поверхность изгибаться в их сторону. Так как положение Солнца относительно Луны и Земли меняется, а очертания берегов океанов и рельеф их дна очень сложны, то приливы и отливы должны были «сбиваться» с намеченного Ньютоном графика. Новые расчеты оказались очень сложными, им предшествовала большая и кропотливая работа ученых. Наконец таблицы были составлены, правда, не для всего Мирового океана, а для отдельных его участков.

Приливы и отливы вызывают не только подъем и опускание уровня воды в океане, но и сильные течения. Эти течения прослеживаются на всех глубинах океана. Особенно сильны они в фьордах и проливах. Например, в заливе Фанди (атлантическое побережье Канады) уровень воды во время прилива повышается на 16 — 17 метров. При наступлении отлива вода с огромной силой и скоростью направляется обратно в океан, сметая все на своем пути. Во фьордах Скандинавии скорость приливных течений достигает 16 узлов, или 27 километров в час. Это такая скорость, с которой способно продвигаться наше новейшее научное судно «Академик Мстислав Келдыш». Очень большие приливно-отливные течения образуются в проливах Курильских и Алеутских островов. В Балтийском, Черном и других средиземных морях приливы и отливы из-за затрудненной связи с океаном практически не ощущаются, в открытом океане приливы и отливы незаметны.

Интересные явления вызывают приливы в устьях крупных рек, впадающих в океан. Во время прилива рек в некоторых из них вверх с огромной скоростью — до семи метров в секунду — движется одиночная водяная волна в виде стены. Волна производит страшный, далеко слышимый грохот (португальцами из-за этого она называется «гремящей водой»), и горе тому, кто на лодке попадет в ее водоворот. По реке Амазонке «гремящая вода» проходит вверх на большое расстояние.