logo
logo

Представьте себе, что вы решили прогуляться... по дну моря или океана. Это будет не так просто. Если вы пойдете по дну Балтийского моря, то увязнете почти по пояс. А если пойдете по дну океана, то увязнете по колено. И, увязнув, вряд ли сможете продолжить прогулку — ногу настолько сильно засосет, что вы ее не вытащите из ила. Но если бы вы попали на дно самых больших котловин океана, на глубину пять тысяч метров, то увидели бы ровное, илистое дно, по которому передвигаться вам было бы так же просто, как по мостовой. Не только вы, но и автомобиль без особых усилий промчался бы по такому илистому дну. «Настоящая булыжная мостовая»—такое определение невольно приходит при взгляде на илистое дно глубоководных котловин. Оно сплошь устлано многочисленными круглыми черными «булыжниками», которые лежат вплотную друг к другу. «Булыжники» — это черные железо-марганцевые конкреции. Местами на одном квадратном метре дна насчитывается до сотни конкреций и весить они могут до 70 килограммов. Всего на дне Мирового океана их находится около полутора миллиардов тонн, особенно много — в Тихом океане, здесь они покрывают площадь дна в десятки миллионов квадратных километров.

Когда геологи подняли конкреции на борт судна и изучили их состав, оказалось, что в них очень много не только марганца и железа, но и никеля, кобальта, меди, других элементов — в общей сложности более 40, в том числе платина и золото. Запасы марганца в конкрециях более чем в 40 раз превышают все запасы этого элемента, найденные на континентах, никеля — в 90, кобальта — в 600, меди — в 9 раз больше.

Когда все это было подсчитано, у некоторых промышленников, добывающих металлы на суше, закружилась голова. На суше запасы металлов быстро сокращаются, а в океане они просто лежат на дне и практически неисчерпаемы. Стали считать, где и как выгодно доставать конкреции. Пришли к выводу, что их добыча будет дешевой лишь там, где на одном квадратном метре сосредоточено не менее пяти килограммов. Такие поля наиболее широко распространены в Тихом океане в умеренных широтах с обеих сторон экватора, в полосе от  0 до 40 градусов. «Излюбленное место» железо-марганцевых конкреций — это вершины и склоны пологих холмов дна. Высота холмов 300 — 500 метров. В ложбинах между ними конкреций обычно мало, так как туда с вершин холмов придонные течения сносят осадочный материал и скорости накопления осадков заметно выше, чем на холмах.

В других областях Тихого и Индийского океанов конкреции тоже встречаются, но их запасы значительно меньше. В Атлантическом океане конкреций сравнительно мало. Здесь их добывать невыгодно.

Океанские конкреции обычно круглые, иногда почковидные. Самые большие (до 20 сантиметров в поперечнике) найдены в Тихом океане, самые маленькие — в Атлантическом. Помимо крупных океанских, встречаются также плоские (лепешко- и монетовидные). Они обычно распространены не в океанах, а в морях: в Балтийском, Черном, Карском и других. Такие конкреции лежат на небольших глубинах (50—300 метров) и их мало, поэтому тоже добывать пока невыгодно.

Конкреции — это камни, которые зарождаются и растут в океанах. Их рост начинается с того, что на какое- либо ядро — зуб акулы, песчинку, обломок породы, лежащие на поверхности дна из морской, либо из норовой (то есть пропитывающей осадок) воды начинают осаждаться металлы. Образуется первая пленка, состоящая из соединений марганца и железа с кислородом, затем — вторая, третья, тысячная, миллионная пленка. Окислы марганца и железа вбирают своей поверхностью из воды другие металлы—никель, кобальт, медь. Со временем образуется очень твердое соединение овальной или совсем круглой формы — конкреции. Так как она растет равномерно со всех сторон, строение ее концентрическое (скорлуповатое).

В связи с тем, что «строительный материал» (разные металлы) конкреция извлекает из воды, и с тем, что для ее роста необходим кислород, она появляется только на поверхности дна, одна ее сторона (две трети) находится в иле. Когда вся она засыпается илом и доступ кислорода прекращается, конкреция не только перестает расти, но зачастую даже растворяется. Вот почему в толще осадков конкреций практически нет. Нет их и на малых глубинах, особенно вблизи устьев рек, где на дно осаждается много песка и ила. Как, видимо, понял читатель, конкреции растут только там, где скорость накопления на дне ила маленькая, практическая такая, как и скорость роста самих конкреций. Именно такие условия наблюдаются на больших глубинах океанов вдали от берегов, где мы и находим конкреции.

Чем меньше скорость накопления ила и чем больше содержится в воде металлов, тем больше скорость роста конкреций и тем больших размеров она достигает. Много металлов в придонные слои вод поступает из недр во . время извержения вулканов, поэтому вблизи вулканов конкреции растут лучше, чем вдали от них. Кроме того, глубинные слои вод обогащаются металлами в результате растворения на дне остатков фито- и зоопланктона— ракушек фораминифер, остатков кокколитовых и диатомовых водорослей, в составе которых имеются железо, марганец, медь, цинк, никель, кобальт. Это дополнительный источник строительного материала для роста конкреций на больших глубинах.

Помимо железо-марганцевых конкреций на дне океанов и морей очень часто встречаются марганцевые или железо-марганцевые корки. Они бычно образуются не на илах, а на поверхности скальных пород, на крутых склонах подводных гор и возвышенностей, особенно в областях хребтов и подводных гор. Толщина их достигает  0 — 20 сантиметров. Растут они быстрее, чем крупные конкреции. Металлы на корках осаждаются из придонных слоев воды. В будущем они, возможно, тоже будут добываться человеком.