logo
logo

Я быстро бужу более опытного геоморфолога Владимира Гончарова и прошу помочь мае найти запись. Еще раз переключаем эхолот и наконец находим на глубине 760 метров! Мистика какая-то! Ошибка? Не может быть! Еще и еще раз уточняем запись. Все верно. Глубина за несколько минут уменьшилась с 3500 до 760 метров. И сразу же пошла снова вниз. Дошла до глубины 3500 метров и выровнялась. Будим начальника экспедиции, объясняем, высказываем свои предположения, просим разрешить повернуть корабль на обратный курс и снова измерить глубину. Поворачиваем. Измеряем. Тот же эффект! Еще и еще раз измеряем. Наконец спускаем на тросе специальный прибор — дночерпатель. С его помощью с вершины горы берем пробу грунта. Им оказывается лава. Ура! Мы открыли вулкан! Конус этого вулкана возвышался над ровной поверхностью дна котловины Тирренского моря на 2830 метров.

Это было наше первое географическое научное открытие. И сейчас вулканическая гора, носящая имя, данное ей нами,— гора Вавилова, есть на всех советских и зарубежных картах.

После этого были и другие научные открытия. Недавно, пересекая Атлантический океан от острова Тринидад в сторону Африки, мы специально зашли в район мало еще известной горы в Гвианской котловине. Так как исследования велись на новейшем и лучшем в мире научном судне «Академик Мстислав Келдыш», то мы имели возможность не только сделать промерные работы, взять образцы пород и осадков, но и осмотреть большие площади вершины и склонов горы при помощи подводной телевизионной установки, сделать сотни фотографий дна. На основании этого была составлена карта рельефа дна, дано описание пород и осадков горы.

На ученом совете Института океанологии АН СССР им. П. П. Ширшова мы предложили назвать обследованную нами гору горой Академика Келдыша. Но чтобы новое географическое название появилось на всех картах, мало объект всесторонне исследовать, обсудить результаты этих исследований на ученом совете института. Материалы исследований, решение института необходимо направить в специальную советскую комиссию, которая еще раз рассматривает представленные материалы, проверяет, действительно ли данный географический объект (гора, хребет, остров, желоб, разлом и т. д.) описан впервые, и только после этого выносит решение, нанести или нет на карту предложенное первооткрывателем географическое название.

Много географических, геологических, гидрофизических и биологических открытий сделали советские океанологи. На карте Тихого океана появились и наибольшая глубина Мирового океана (в Марианской впадине), и крупнейшие желоба (Курило-Камчатский, Японский и многие другие), и поднятия Академии наук и Шатского и т. д. Были обследованы и наименованы многие крупные океанские течения (Ломоносова в Атлантическом океане, Тареева — в Индийском).

Величайшая заслуга в нанесении новых названий на карты и во введении их в учебники принадлежит советским океанологам, работавшим на знаменитом судне «Витязь». В Северном Ледовитом океане советскими исследователями была открыта крупнейшая горная система — хребет Ломоносова. За научное открытие огромных вихрей в тропической зоне Мирового океана советские ученые во главе с академиком Л. М. Бреховских были удостоены Государственной премии СССР. Такой же премии были удостоены советские ученые за открытие Гвианского противотечения.

Тяга к новому, еще не познанному свойственна человеку от природы. Целая эпоха, XV — XVI вв., была названа эпохой Великих географических и научных открытий. С каждым выходом в море или океан мореплаватели уходили все дальше и дальше от родного порта, огибали материки, пересекали океаны.

Однажды мне посчастливилось побывать, пожалуй, на самом известном в мире парусном судне — «Санта Мария». Колумб пересек на нем Атлантический океан и достиг берегов Америки. Это судно (вернее, точная его копия) стоит в порту Барселона в Испании в качестве музейной реликвии. С большим волнением и преклонением перед мужеством древних мореплавателей я осматривал отдельные уголки этого совершенно, с нынешней точки зрения, не приспособленного к длительным плаваниям небольшого деревянного суденышка.

Невольно сравнивал я его с нашими современными научными судами, которые с точностью до ста метров могут определять свое местоположение в любую погоду в открытом океане, с судами, оборудованными новейшей электронной аппаратурой, с судами, имеющими на борту сауны, плавательные бассейны, стереомузыку. Воистину, все познается в сравнении.

«Сайта Мария» — не научное судно, хотя на нем впервые был пересечен Атлантический океан и открыта, как принято считать, Америка. А собственно научные суда, сделавшие крупнейшие (не только чисто географические, но и океанологические) научные открытия, появились на много столетий позже. Первым таким научным судном считается «Челленджер».

Как во всяком движении, в исследовании существует некая точка отсчета. В океанологии такой точкой отсчета принято считать начало английской кругосветной экспедиции на судне «Челленджер» (1872 г.). Название судна означает «посылающий вызов». И действительно был брошен вызов бескрайним просторам и таинственным пучинам Мирового океана.

Первое в мире специально построенное исследовательское судно 21 декабря 1872 года вышло из английского порта Портсмут в кругосветное путешествие. Шестеро ученых было на его борту. За три с половиной года судно прошло по всем океанам, включая Северный Ледовитый, и в мае 1876 года закончило плавание в Англии. Общий его путь составил около 70 тысяч миль. В экспедиции было собрано так много научных материалов, что их обработка продолжалась в течение десятков лет. Научные открытия и описания составили 50 книг и печатались пятнадцать лет. На 362 станциях были добыты образцы донных осадков, твердых пород, воды, морской фауны и флоры.

До экспедиции на «Челленджере» о больших глубинах в Мировом океане было известно очень мало. Участниками же экспедиции впервые было доказано, что население морских пучин более разнообразно и более богато видами, чем суша. Учеными были открыты и обследованы подводные горы, впадины, впервые описаны и разделены на отдельные типы разновидности осадков. Ученые не без удивления обнаружили, что на дне глубоких котловин залегают тончайшие илы, имеющие шоколадный цвет («красные глины»), и что в этих глинах образуются и растут «черные «булыжники» — круглые железо-марганцевые конкреции величиной с кулак. Исследования на «Челленджере» полностью изменили представление об океанах. Вклад этой экспедиции в науку настолько велик, что принято считать, что во время плавания «Челленджера» зародилась совершенно новая наука — океанография.

В 1972 году в Эдинбурге собрались океанологи со всех континентов Земли, чтобы отметить столетие со дНя выхода «Челленджера» в море. Они провели Международный конгресс, посвященный этой дате. Ни одно судно до этого такой чести не удостаивалось. Чтобы как-то сохранить название «Челленджер» в научном флоте, первое океанское буровое судно было названо «Гломар Челленджер». Это судно настолько было новым и совершенным, что ученые с его помощью могли бесконечно долго, ориентируясь на искусственные спутники Земли, удерживаться в одной точке океана, спускать бур на глубину до пяти— шести километров и вбуриваться в одну точку на глубину до двух километров от поверхности дна. К настоящему времени дно океанов и морей с борта судна «Гломар Челленджер» пробурено почти в 700 точках.

Самым знаменитым и заслуженным советским научным судном является «Витязь». В первое новое плавание оно вышло в 1949 году, в последнее, шестьдесят пятое — в 1979 году. С ним связаны многие географические и научные открытия, многие новые географические названия на картах морей и океанов. Суда, как люди, одни рождаются и исчезают незаметно, другие прочно входят в историю. Судно «Витязь» — историческое судно.

В настоящее время появилось новое поколение судов, оборудованных новейшими лабораториями и аппаратурой. Это «Академик Мстислав Келдыш», «Академик Борис Петров», «Академик Николай Страхов», новый «Витязь» и другие. А старый заслуженный «Витязь» станет музеем на вечном приколе в порту Калининграда.