logo
logo

Крупнейшие ученые и мореплаватели своего времени - члены Комитета Королевского географического общества в Лондоне, собравшись в 1845 году на свое очередное заседание, по общей договоренности разделили все мировое водное пространство на пять океанов: Атлантический, Индийский, Тихий, Северный Ледовитый и Антарктический (Южный). Южной границей Северного Ледовитого океана служил Северный полярный круг (66°33' северной широты). Антарктический океан отделялся от других океанов (Атлантического, Индийского и Тихого) соответственно но 67°, 60° и 55° южной широты. Долгое время эти границы между океанами считались основными. Однако несколько десятков лет спустя немецкий океанограф О. Крюммель решил, что количество океанов надо уменьшить. Ученые предложение О. Крюммеля обсудили и с ним согласились. С 1897 года было решено выделять всего  три океана: Тихий, Индийский и Атлантический. Все они простирались до берегов Антарктиды. Северный Ледовитый океан был включен в Атлантический.

Прошло несколько десятков лет, и снова ученые, гидрографы, путешественники решили разделить Атлантический океан на собственно Атлантический и Северный Ледовитый (Арктический). Однако и этим дело не кончилось. В 1966 году ученые-океанологи (в их числе был и шпор этой книги) собрались в Москве на Второй международный океанологический конгресс. На нем много говорили о том, что Антарктида омывается очень своеобразными водами, что этот материк кольцеобразно, со всех сторон, окружен системой течений, характерной только для этой приполярной части Земли, а поэтому есть все основания все-таки выделить Южный (Антарктический) океан. Так океанов снова стало пять.

Надо сказать, что и такое разделение Мирового океана не всем нравится, многие исследователи придерживаются того мнения, что водное пространство Земли лучше делить на четыре океана. Так что, дорогой читатель, проблема разделения океанов полностью не решена. Будущим океанологам есть над чем подумать в поисках своих оснований в этом вопросе.

Ну, а что же с морями? Их сколько на земном шаре? Кажется, это выяснить так легко — взял атлас или географическую карту и посчитал. Но не тут-то было! На одних картах мы насчитываем одно количество морей, на других — другое. Например, большинство исследователей считает, что Балтийское море — это единое целое. Однако некоторые шведские ученые в его пределах выделяют еще Ботническое море.

Мне неоднократно приходилось пересекать Средиземное море — проплывал я между Сциллой и Харибдой, выходил за Геркулесовы столбы (Гибралтарский пролив) в просторы открытого океана. Но вот в последней экспедиции на «Витязе» мы на пути от Новороссийска до Калининграда пересекли Черное, Мраморное, Эгейское, Критское, Левантийское, Ионическое, Адриатическое, Сидра, Тирренское, Лигурийское, Прованское, Балеарское, Альбораново моря, затем вышли в Атлантический океан, после Бискайского залива вошли в Кельтское море, пересекли Северное и закончили путешествие в родном Балтийском. Только в одном Средиземном море мы насчитали двенадцать морей. Однако некоторые мореходы многие мелкие моря не берут в расчет и считают Средиземное море «морем семи морей».

Находящийся вместе с нами в экспедиции корреспондент газеты «Правда» писатель Л. Почивалов, написавший после этого книгу о нашем путешествии «Близкие дороги океана», засыпал меня вопросами: «А где кончается такое-то море и где начинается такое-то море?», «А чем Левантийское море отличается от Ионического?» и т. д. Признаюсь, не всегда я мог ответить на эти вопросы. Действительно, как объяснить, если и на картах их границы не обозначены, особых опознавательных примет вокруг нет и не везде моря различаются по рельефу дна, по составу вод или по морским течениям? Не имеют четких контуров и такие, например, моря, как Саргассово и Лабрадорское в Атлантическом океане.

Не всегда имеется четкая договоренность о названиях морей, их количестве и границах даже среди ученых. Не все выделяют Сидр, Прованское, Критское, Балеарское моря, а многие вообще считают, что Средиземное море является единым. Так что и здесь остались «белые пятна» для будущих исследователей.

Но все же, чтобы как-то договориться о количестве морей и лучше обеспечить безопасность плаваний, Международное гидрографическое бюро предлагает считать, что в Мировом океане имеется 54 моря. Многие мореплаватели и гидрографы с этим согласны. Давайте с этим согласимся и мы.

Когда судно пересекает нулевой меридиан (или экватор, южный или северный тропик, или северный полярный круг), обычно раздается лукаво-серьезное объявление вахтенного штурмана: «Товарищи! Через пять минут наше судно будет пересекать нулевой меридиан. Мы переходим из восточного полушария в западное. Желающие посмотреть меридиан, приглашаются на главную палубу по левому борту». И многие новички тут же выскакивают на палубу, смотрят вдаль. Подобного рода шутки часто раздаются и во время перехода из океана в океан. 

Но если границ между океанами (или морями) чаще всего не видно, как же тогда в действительности они разделяются между собой?

Эта загадка долгое время была не разгаданной, хотя над ней постоянно думали крупнейшие ученые и мореплаватели. По мере того, как океанографы все лучше и лучше узнавали рельеф дна, а гидрологи — состав воды и морские течения, они убеждались в том, что условно проведенные границы по параллелям и меридианам зачастую не совпадают с простиранием подводных хребтов, гор и впадин. Поэтому гидрографы, собравшись на Международную конференцию в 1926 году, договорились, что при разграничении океанов и морей нужно обязательно учитывать конфигурацию береговой линии (материков, островов), рельеф океанического дна, степень самостоятельности морских течений и некоторые другие факторы. Лишь там, где береговой линии нет, а рельеф выражен нечетко, было решено сохранить условные границы по параллелям и меридианам. В некоторых случаях они шли по прямым линиям, равномерно разделяющим водные пространства. Так, например, разделены Гренландское и Норвежское моря, многие моря Тихого океана.

Северный Ледовитый океан от других океанов хорошо отделяется материками. Атлантический и Северный Ледовитый (или Арктический) — линией между Гренландией и островом Шпицберген. Однако советские гидрографы, считая такое деление не совсем правильным, разграничивают эти два океана по линии Гренландия — Исландия — Фарерские острова — Шетландские острова — берега Норвегии.

Некоторые исследователи предлагают южной границей Северного Ледовитого океана считать изотерму + 10°С. Однако эта граница большинством гидрографов и географов не считается правильной. Те ученые, которые не выделяют Южный океан (кстати, к таким принадлежу и я), считают, что Тихий, Индийский и Атлантический океаны простираются с севера на юг и упираются в Антарктиду, а границами между ними служат меридианы, пересекающие самые южные точки Африки и Южной Америки. Но и у этих ученых нет четкого согласия. В связи с тем, что море Скоша по строению дна больше сходно с Тихим океаном, чем сАтлантическим, некоторые исследователи предлагают границу между Тихим и Атлантическим океанами проводить не по меридиану мыса Горн, а по Южно-Антильскому хребту (Южно-Сандвичевы острова).

Четкое разделение океанов и морей совершенно необходимо для многих научных выводов, для определения площадей и объемов морей и океанов, минеральных и биологических богатств Мирового океана. Оно необходимо так же, как четкое распределение изучаемых предметов по учебникам, как расположение кнопок и рычагов на пульте управления автомобилем, кораблем, ракетой.

Шутливое объявление вахтенного штурмана о том, что мы пересекаем тропик, обычно встречается криками «Ура!». Народ одевается в тропическую форму (шорты), высыпает на палубу, кругом царят всеобщее оживление, шутки, смех... тем более что в тропиках не так сильно качает, как в умеренных широтах (с ужасом многие вспоминают прохождение через самое «штормовое море»—знаменитый Бискайский залив). В тропиках особенно великолепны морские виды при восходе и заходе солнца. Самые большие романтики моря получают там прекрасную возможность любоваться Южным Крестом или на закате ловить «зеленый луч» солнца (в определенных метеоусловиях при закате солнца последний его луч приобретает зеленую окраску).

А что за полярным кругом? Как мореплаватели чувствуют себя там, в стране самой длинной ночи и самого длинного дня? Может быть, не так бодро и весело, но все же хорошо.

С улыбкой вспоминаю свою первую встречу с Заполярьем. Ночь. Крепкий сон после дневной и вечерней работы. Вдруг —страшный грохот! Как будто кто-то кувалдой ударяет по металлическому корпусу нашего судна «Академик Курчатов». Выскакиваю на палубу — а кругом льдины и айсберги. Тут же вспоминается «Титаник» и его встреча с гигантским айсбергом — история, столь печально известная по описаниям очевидцев. Но наш прекрасный «Академик Курчатов», специально подготовленный для плавания в ледовой обстановке, первый бой с этой опасностью полярных морей выдержал стойко.

Спрашиваю своего друга, старшего помощника капитана Н. Апехтина: «Откуда сплошные льды, откуда айсберги?» Он, улыбаясь, отвечает: «А это все по твоей милости, по твоей просьбе». Действительно, вспоминаю, что накануне я, как начальник геологического отряда, очень просил начальника экспедиции профессора Г. Б. Удинцева как можно ближе подойти к берегам Гренландии, чтобы взять там интересующие нас пробы ледниковых осадков со дна Гренландского моря. Но ведь мы шли по «свободной воде», а тут — сплошные плавающие льды!

Все обошлось благополучно. В награду за пережитое мы получили возможность наслаждаться изумительным по красоте, холодным, но совершенно спокойным морем с плавающими белоснежными горами — айсбергами.