logo
logo

Если вы будете на Балтийском море летом, вы заметите, что его поверхность местами покрыта то коричневыми, то коричневато-зелеными пятнами. Когда попытаетесь рассмотреть, из чего состоят эти пятна, то с удивлением увидите, что это... огромное скопление свободно плавающих в воде водорослей. Некоторые из них имеют размеры до сантиметра в длину, другие можно увидеть лишь под микроскопом. Это фитопланктон. Зелено-бурые пленки на поверхности воды, напоминающие пятна мазута, встречаются иногда и в океанах. Это скопление спор сине-зеленых водорослей. Водоросли в этот период «цветут», и в Балтийском море их бывает так много, что неприятно купаться, — кажется, прыгаешь в какую-то книгу. Много водорослей также и в других небольших окраинных морях.

Фитопланктон включает и мельчайшие одноклеточные организмы, и гигантские морские водоросли, которые производят (синтезируют) органическое вещество. Он составляет около 90 процентов всего растительного мира нашей планеты. Это самый главный пищевой продукт, на его долю приходится около 80 процентов всей растительной массы океанов. При помощи солнечной энергии они превращают углекислый газ и растворенные в морской воде соли в первичное органическое вещество. Таким образом фитопланктон первым начинает великое превращение одного вида энергии в другой. Он успевает использовать около 0,04 процента всего количества световой энергии солнца, падающей на поверхность океана. Поскольку синтез органического вещества может происходить только под воздействием света, фитопланктон населяет преимущественно верхние слои вод: в мутных морях — в основном до глубины 50 метров, в прозрачных до 100 — 200 метров. Этот верхний деятельный слой (выше скачка плотности), где скапливаются основные массы фитопланктона, является главным пастбищем моря.

Но есть и такие водоросли, которые способны обитать и на глубинах до двух километров, где синтез невозможен. Эти водоросли (они называются гетеротрофными) питаются подобно бактериям, за счет усвоения уже готового, произведенного в зоне фотосинтеза, органического вещества. Они имеют кремнистый беленький скелетик размером около 0,1 миллиметра, в котором прячется клетка. Скелетики имеют самую причудливую форму. Одни из них напоминают диски, другие — палочки, третьи — снежинки, кораблики и т. д. Мир этих водорослей очень разнообразен, их насчитано около 1500 видов. Размножаются диатомовые водоросли очень быстро: за месяц из клетки может вырасти потомство в 100 млн. особей!

В океанах в соленой воде широко распространен другой вид фитопланктона — кокколитофориды. В меньших количествах — жгутиковые. Жгутиковые — это нечто промежуточное между растениями и живыми организмами.

Фитопланктон населяет главным образом верхний сто-пятидесятиметровый слой вод. В масштабах океана это тонкая пленка.

Она иногда называется верхней живой, или зеленой, пленкой. Остальная толща вод — это зона, где растения практически отсутствуют. Таким образом лишь одна двадцатая доля воды океанов является продуктивной.         

По расчетам советского биолога В. Г. Богорова, за один год здесь производится 550 млрд. тонн зеленой массы, или около 15 тонн сухого вещества с гектара. Это в три раза больше, чем урожай сухого сена с гектара хорошего луга.

Но фитопланктон распределен очень неравномерно. Он «любит» области океана, куда поступают свежие воды, богатые растворенными минеральными солями,— «пищей» фитопланктона. Прежде всего, это прибрежные участки океанов, особенно у устьев крупных рек, а также окраины морских течений, где вода с больших глубин поднимается к поверхности океана (зоны дивергенций). Самые богатые пастбища — зоны подъема вод у берегов (апвеллинги), где дуют пассаты.

В океане кроме фитопланктона, свободно блуждающего в воде, есть еще водоросли, которые произрастают на дне. Это — фитобентос (греческое benthos — глубина). Донные водоросли — растения больших, иногда гигантских размеров. Они нередко имеют длину в несколько метров, иногда до 30 или даже до 60. Тихоокеанская водоросль Macrocystis pyrifera может расти со скоростью до 30 сантиметров в сутки. Удивительно, на первый

взгляд, что у донных водорослей нет корней, они лишь прикрепляются ко дну (обычно к твердому), но ведь морские растения питаются не за счет почвы, а за счет воды, поэтому корни им не нужны.

Водоросли бывают разные. Например, есть бурые, зеленые, красные. Все они содержат хлорофилл и могут произрастать лишь в тех глубинах, куда проникает солнечный свет. Фотосинтез, в отличие от наземных растений, осуществляется не листьями, а всем «телом» водоросли, так же поглощаются и питательные минеральные вещества (фосфаты, нитраты).

В связи с тем, что они требуют больше света, чем фитопланктон, донные водоросли обитают обычно до глубин 20, максимум — 54 метра. Некоторые представители фитобентоса, например, огромные ламинарии или морская капуста, достигающая в длину 30 метров, идут в пищу человеку, да еще являются деликатесом. Японцы любят красные водоросли Porfira и даже культивируют их на дне моря. Вообще человек использует около сотни видов водорослей, и не только в пищу себе, но и в корм скоту, а также в качестве удобрений, лекарств, при изготовлении желе, мороженого, консервов и т.д. Из бурых водорослей получают йод, хлористый калий и натрий, ацетон, ацетат этила, отбеливающие вещества. Для лечения людей в Китае и Японии водоросли использовались уже тысячи лет назад.

В открытом океане, особенно в таких районах, каким является Саргассово море, фитопланктона очень мало. Но в Саргассовом море много плавающих водорослей (саргассов). Размеры пучков этих водорослей примерно около 20 сантиметров. Во многих популярных приключенческих книгах пишут, что саргассы образуют сплошной слой. Это неверно. Примерно на одну тысячу квадратных метров приходится от одного до десяти пучков саргассов. Кораблям плавать они никак не мешают. Саргассовы водоросли начинают расти на дне вблизи берега. Затем волнением и течениями они от дна отрываются, и начинается их блуждание по океанским просторам. Причем, оторвавшись от дна, они не погибают, а продолжают расти.

Несмотря на то, что фитопланктон и фитобентос производят огромное количество органического вещества, тем не менее, как подсчитал советский ученый В. Г. Богоров, общая масса животных в океане примерно в 20 раз больше, чем масса растений. Об этом пойдет у нас речь дальше.