logo
logo

В Средние века много искали «камень мудреца», т.е. то таинственное вещество, которое одним своим прикосновением могло бы превратить все металлы, даже все вещи в золото. Прежде всего поэтому алхимики старались ознакомиться со всеми средствами, которые могут превращать одно вещество в другое. Они глубоко верили в свое искусство и, по их мнению, дело заключалось только в том, чтобы проникнуть в его тайну. О границах же этого искусства они имели весьма слабое представление .
Их вера в неограниченную изменяемость свойств веществ должна была становиться тем сильнее , чем многочисленнее были те поразительные изменения, которые им действительно удалось открыть при помощи их стараний. Когда же они увидели, что возможно превращение твердых металлов золота и серебра в светлые жидкости и получение их обратно из этих жидкостей, легко было поверить , что в этом отношении человеческому уменью не поставлено границ.
Только современная химия научила нас, что тела всегда остаются тем, что они есть, и не могут сделаться ничем другим. Растворяется ли серебро или вновь осаждается из раствора, соединяется ли оно с другими веществами или отделяется от них, находится ли оно в твердом, непрозрачном или жидком, прозрачном виде, — во всех этих превращениях серебро остается в своем первоначальном количестве, и определенными приемами снова можно выделить прежнюю массу серебра. Ни одно зернышко из фунта серебра не превращается в другой металл, и никакая другая крупинка металла не превратится в серебро. Наши познания о составе тел в мире неизмеримо упростились, когда открыли, что сложные тела, нас окружающие, могут быть разложены на 70 простых тел, называемых элементами, и которые образуют своими различными соединениями все тела, нас окружающие.
Чем дальше шло исследование, тем более глубоким становилось убеждение, что каждый элемент вечно неизменяем, что ни один элемент никакими средствами нельзя превратить в другой элемент.
Наравне с этим тесно развилось учение об атомах, мельчайших частицах элемента, которые, как уже показывает их название, считались неделимыми и вечными. Легко заметить, что учение о неизменяемости атомов заключает в себе учение о неизменяемой природе элементов. Это учение, положившее основание новой химии и достигшее такой высокой степени развития, снова до некоторой степени собирается быть опровергнутым «новейшей химией». Исследования, полученные благодаря замечательным свойствам радия, привели нас к выводу, что часть атомов, из которых состоят элементы, постоянно распадается на более мелкие части или корпускулы; а удивительные свойства радия, так отличающие его от других тел, могут быть приписаны тому, что у него это распадение атомов принимает заметные размеры.
Тогда невольно возникают следующие вопросы: что же делается с частями, освобожденными благодаря распадению атомов? Что происходит с оставшимися частями? Несколько дет тому назад частичное решение первого вопроса мы получили от лондонского физика Вильяма Рамсея (William Ramsay). Этот физик поместил небольшое количество продуктов распада, так называемую «эманацию» радия, в маленькую трубку. Спустя неделю он исследовал содержимое трубки с помощью спектроскопа и заметил, что спектр эманации изменился: в нем ясно выступили линии, до тех пор невидимые, по которым можно было определить присутствие в трубке газа гелия. Рамсей еще за несколько лет до этого опыта открыл этот элемент на Земле, после того как спектральные исследования солнечной атмосферы привели к заключению, что в ней существует еще неизвестный на Земле элемент, именно гелий. Таким образом, в течение недели радий превратился в гелий. Так как радий и гелий по своим химическим и физическим свойствам должны считаться различными элементами, то следовательно здесь мы имеем пример превращения одного элемента в другой. Таким образом, мечта алхимиков отыскать «камень мудреца», хотя и в другом виде, все же осуществилась.
Этот процесс распадения радия совсем не прост. Не только некоторые группы корпускул, который выбрасываются распадающимся атомом радия, превращаются в атомы гелия, но и часть оставшихся испытывает то же изменения, проходя через различные стадии, из которых, как кажется, более постоянной является стадия свинца. Как оказывается, радий сам есть продукт распадения урана. Теперь мы видим четыре различные элемента, которые генетически связаны между собой.
Далее исследования показали, что наряду с другими известными радиоактивными телами (уран, торий, полоний, актиний), которые обнаруживают изменения, сходные с изменением радия, также и многие хорошо обследованные вещества при детальном наблюдении обнаруживают явления, сходные с радиоактивными явлениями, хотя в более слабой степени. Поэтому необходимо допустить, что и они могут подвергаться сходным изменениям. Ртуть и медь проявили ясные признаки этого рода, и по мере усовершенствования методов наблюдения выясняется, что ни один элемент не может быть без подобных превращений. По-видимому, таким образом, все находится в состоянии распада и превращения. Твердый алмаз, крепкое железо, массивный гранит, — ничто не составляет исключения в этом всеобщем разрушении. Природа действует медленно, но верно. И, быть может, по прошествии миллионов столетий все атомы нашего мира распылятся, чтобы образовать новую вселенную.